Это письмо дает понимание о коррупционных схемах в Агентстве по вопросам внешней трудовой миграции, автор Леонид Сон, который, по его мнению,  стал жертвой журналистов, написавших статью без должной проверки фактов. Редакция Anhor.uz публикует редактированное обращение 
учредителя и директора,  OOO BAHO TEST CENTER . С полным текстом письма можно ознакомиться здесь. 

*************
 
Уважаемая редакция Озодлик! 

Меня зовут Сон Леонид, я учредитель и директор  OOO BAHO TEST CENTER и именно меня вы упоминаете как руководителя фирмы «Бахор тест», которая «находится в центре так называемого «Корейского дела»» и является «старшим братом второй жены заместителя премьер министра Узбекистана». Увы, у меня нет младшей сестры, которая к тому же являлась бы второй женой заместителя премьер министра, я никуда не сбегал, как вы пишете,  и нахожусь сейчас в Ташкенте, ни от кого не скрываясь. Среди всех моих знакомых нет ни одного Заместителя Премьер министра.

Как  работает система отправки узбекистанцев в Корею?

В связи с недостатком собственной рабочей силы,  Южная Корея вот уже много лет практикует программу «Разрешительная Система Трудоустройства – Employment Permission System (EPS)». По этой программе Южная Корея принимает работников из 15 стран  с высоким переизбытком рабочей силы, в  том числе и из Узбекистана.  Сотрудничество между нашими странами  базируется на «Меморандуме о взаимопонимании между Министерством труда и социальной защиты населения Республики Узбекистан (ныне — Министерство занятости и трудовых отношений) и Министерством занятости и труда Республики Корея об отправке рабочих в Республику Корея по системе разрешения занятости», от 2006 года. Документ определяет процедуру, правила и условия отправки узбекистанцев в Южную Корею, а также взаимные обязанности и права сторон. Отправляющим органом со стороны Узбекистана является Агентство по внешней трудовой миграции при Министерстве занятости и трудовых отношений, а принимающим и тестирующим органом с корейской стороны является  Государственная Корпорация  HRD-KOREA.

Агентство организует и отвечает за первичный отбор соискателей, формирование списков тех, кто направляется на последующие тесты, которые проводит корейская сторона и обеспечивает место (помещение) проведения тестов «EPS-TOPIK»,  а HRD-KOREA инициирует, осуществляет и контролирует проведение тестов «EPS-TOPIK» на знание корейского языка и SKILL-TEST. Всем успешно сдавшим тест выдают соответствующий сертификат который действует в течении двух лет и, по представлению Агентства, составляют Реестр Лиц которым разрешено трудоустройство в Корее.

Рядовому узбекистанцу (давайте назовем его Абдулла) для того чтобы выехать в Корею на работу необходимо пройти несколько этапов отбора. 

Абдулле надо обратиться в Агентство, подать заявку, и при этом он должен быть здоровым, в возрасте от 18 до 39 лет, не иметь судимостей. Затем:


Первый этап. Заплатить официально 30 долл.США за тестирование и успешно сдать тесты «EPS-TOPIK» на знание корейского языка и SKILL-TEST (проверка моторики, зрения и пр.).

Второй этап.  Быть достаточно «удачливым» чтобы пройти «отбор» Агентства и попасть в списки допущенных на сдачу тестов. Почему нужна «удача» для попадания в списки допущенных к тестам? А потому что количество желающих пройти тестирование в несколько раз превышает возможности корейской стороны протестировать ввиду ограниченности как технической базы, так и по отведенному времени на тестирование.

Третий этап. Быть «счастливчиком», чтобы Агентство внесло Абдуллу в списки «пред-реестра» и передало корейской стороне для внесения его в квоту окончательного Реестра из которого в дальнейшем корейские работодатели выбирают себе работников. При этом надо учитывать, что в этом реестре помимо нашего Абдуллы и всех других узбекистанцев находятся десятки тысяч таких же кандидатов на трудоустройство из других 15 стран упомянутых выше, которые активно конкурируют между собой за рабочие места для своих граждан.

Четвертый этап. Ждать и быть достаточно удачливым чтобы на него обратил внимание какой-нибудь работодатель в Корее, выбрал его среди тысяч других кандидатов и выслал через Агентство долгожданный Трудовой контракт. 
 
Для того, чтобы у вас появилось представление о том, насколько наш Абдулла должен быть удачливым и на этом этапе приведем факты:
 
1. По регламенту корейской стороны количество человек, попадающих в Общий реестр,  разрешающий трудоустройство, в среднем в 1.5 раза  превышает квоту на трудоустройство в год  по каждой стране;
 
2. Для Узбекистана квота составляет в среднем 3,5  тыс человек в год. Статистика свидетельствует, что реально в Южной Корее удается трудоустроиться лишь 1 600-2 000 человек, т.е. немногим более половины от того количества, которое могло бы найти работу. Причина? Объясню позже.
 
Прочитав историю  Абдуллы вы наверное обратили особое внимание на третий этап. Наша история начинается именно отсюда. А вернее - с 27 марта 2017 года. Мне неведомо, кто и каким образом в Агентстве производил отбор и формирование списков лиц, допущенных к тестированию все предыдущие годы, но именно в марте прошлого года,  руководимое Улугбеком Назаровым Агентство решило провести знаменитое «он-лайн тестирование». Из-за разразившегося скандала господин Назаров  был уволен с поста начальника Агентства. 

Новое руководство было озадачено вопросом, что делать дальше и каким образом проводить отбор. Ситуацию усугубляло требование  корейской  стороной соблюдения графика предоставления списков и это сильно ограничивало новое руководство Агентства во времени.

Веяния нового времени

С избранием президента Мирзиёева в Узбекистане начались позитивные изменения. Пришло понимание необходимости использования огромного потенциала Государственно-частного партнерства (ГЧП) и новое руководство Агентства решило пойти именно по этому пути. Результатом стало  создание Тестового Центра в форме ГЧП.

Во-первых, это позволило максимально быстро организовать и запустить систему правильного тестирования.
Во-вторых, это позволило рационально расходовать государственные деньги Агентства перекладывая инвестиционные бизнес-риски на частного партнера.
В-третьих, что самое главное, отдавая оперативное управление частному партнеру, Агентство решило вопрос системного предотвращения внутрикорпоративной коррупции. Получилась классическая система двойного контроля: тестирует одна организация (тестовый центр), а решение о дальнейшем включении в списки другая (Агентство). И при этом, Агентство оставляет за собой право проверять и контролировать деятельность ГЧП как в качестве учредителя, так и в качестве партнера-принципала.

Решив пойти по пути создания ГЧП, Агентство  публично объявило о проведении конкурса на соискание партнера ГЧП, в котором моя компания приняла участие и победила с соблюдением всех процедурных правил. Так появилось совместное с Агентством ООО «Центр Комплексного Тестирования (Комплекс Тест Маркази или  КТМ)», в котором Агентство выступает в качестве соучредителя со всеми причитающимися ему по закону правами контроля, мониторинга и получения дивидендов.

Как устроено КТМ?

Центр Комплексного Тестирования представляет из себя компьютерный зал, оборудованный 80-ю рабочими станциями объединенных в закрытую локальную сеть через мощный сервер. ИТ архитектура создана таким образом, что участие сотрудников КТМ во всей процедурной цепи тестирования минимальна.  Решение о том, какой компьютер и какие вопросы выпадут из 1 250 вопросов осуществляет специальная сертифицированная программа установленная на сервере. При этом, все порты физического подключения к серверу опечатаны представителем Агентства и программное обеспечение  устроено так, что любое вмешательство извне в базу данных, хранящихся на сервере заблокировано паролем и логируется программой. Т.е. при всем желании и при любых уровнях доступа никто из сотрудников КТМ не может вмешиваться в процесс, тем более бесследно. Все помещения КТМ находятся под пристальным присмотром видеокамер.

Тесты (официальное название тестов ТМММА –КОРЕЯ), используемые в КТМ были разработаны кафедрами корейского языка Ташкентского Государственного Института Востоковедения, Ташкентского Государственного Института Иностранных Языков и Самаркандского Государственного Педагогического Университета. Для обеспечения прозрачности процессов, каждый тестируемый узнает свой оценочный бал сразу по завершении тестирования. Кроме того, недовольные результатом могут тут же получить детальное объяснение от КТМ. 

С чего начались позитивные перемены?

Новое руководство Агентства видело в 
Центре Комплексного Тестирования не просто инструмент измерения уровня знания корейского языка, а нечто большее… помните, выше я упоминал, что при квоте в 3000-4000 человек, реально трудоустраивается только половина. 

Причина очень проста: из-за низкого уровня знания корейского языка, большого количества «уходов» в нелегалы и т.д., работники из Узбекистана не пользуются популярностью у корейских работодателей. Т.е. имидж «работник из Узбекистана» падал  в глазах корейских работодателей на протяжении всех лет существования программы EPS. Имея в реестровом «меню» огромный выбор кандидатов из других 15 стран, корейские фирмы предпочитают лаосцев, вьетнамцев, бангладешцев и т.д.

Это был результат системы отбора, созданной прежним руководством Агентства. Система не давала возможности способным и трудолюбивым узбекистанцам пробиться в Реестр. Не хочу кого-либо обвинять, но события последних дней, говорят что, работал принцип «плати и лети». А зачем Абдулле, усердно учить сложный в изучении корейский язык, если все равно это ему не поможет поехать в Корею?

Поняв эту проблему, новое руководство Агентства решило планомерно работать над улучшением «качества» кандидатов.  На базе результатов КТМ-тестирования, в режиме реального времени формировался динамический текущий рейтинг всех прошедших тестирование.  Т.е. каждый тестируемый, помимо своего балла, на следующий день может узнать  месте в свое место в рейтинге.

Агентство установило четкую логику отбора: на дальнейший этап проходят только те, кто занял верхние позиции в рейтинге, в пределах количества, определяемого корейской стороной. Т.е. внедрялся принцип «дальше идут лучшие». При этом, если Абдулла, сдав однажды тест в КТМ получил недостаточно баллов, у него всегда есть право и возможность снова подготовиться и, в любой удобный день прийти и еще раз пройти тест, и получив более высокий балл автоматически подняться в рейтинге. Т.е. внедряя данную систему новое руководства

Агентство открыто говорило желающим ехать на работу: «соревнуйтесь в изучении корейского языка, пробивайтесь в группу лучших и у вас будет возможность поехать в Корею!» А что же насчет измерения способности и трудолюбия, спросите вы… Так вот, чтобы победить в соревновании среди тысяч соперников по изучению корейского языка, надо быть способным и трудолюбивым в первую очередь.

Нововведение тут же дало эффект - на первом же этапе EPS-TOPIK корейская сторона отметила существенное повышение среднего уровня знания корейского языка среди всех протестированных. Это даже вызвало интерес со стороны Посла Кореи в Узбекистане, который посетил КТМ в марте 2018 года. 
 
Почему все пошло не так?

Позитивные изменения прекратились после неожиданной смены руководства Агентства в декабре 2017 года, куда в роли уже заместителя начальника вернулся ранее уволенный Улугбек Назаров.

С приходом «старого-нового» руководства,  взаимодействие между КТМ и Агентством по внешней трудовой миграции при Министерстве занятости и трудовых отношений сошло на нет. Многочисленные обращения и предложения  встретиться в рамках собрания учредителей КТМ для обсуждения планов дальнейшего развития остались без реакции. Нас как будто не существовало для Агентства. Но что самое страшное, Агентство напрочь уничтожило введенный прежним руководством принцип «дальше идут лучшие», объявив на своем сайте, что на дальнейший этап имеют право проходить все, кто тестировался в КТМ и получил выше 0 баллов! Другими словами, они вернули все, так как было раньше. Выводы делайте сами.
 
А теперь позвольте дать прямые комментарии ко всем тезисам в статье “Озодлик”.

Важное примечание: Сразу после публикации статью на сайте  29.11.2018 я связался с редакцией Радиостанции «Озодлик», а именно с Алишером Сиддик, который перенаправил меня к некой «Замире». В ходе моего общения с Замирой я указал ей на все неточности и лживость изложенной информации в их статье и пытался призвать их дать опровержение. Однако, из тональности ответов и встречных вопросов с ее стороны я четко понял, что заинтересованности в объективном разбирательстве у редакции “Озодлик”нет. Именно поэтому я вынужден обратиться с Открытым письмом. Также, прошу читателей учесть, что после моего общения с Замирой радиостанция Озодлик спешным образом изменила текст опубликованной статьи, убрав из нее явные «ляпы», но при этом оставив ложь и клевету о нашей компании. В связи с этим, к данному письму прилагаю копию исходной статьи, а так же вы можете найти кэш-копию в интернете. 

Цитата "Озодлик": «Глава фирмы, проводящей тестирование желающих трудоустроиться в Южной Корее, сбежал?..... Независимые друг от друга источники нашего радио утверждают, что главой, упоминаемой в коррупционном скандале фирмы «Бахор тест» значился старший брат второй жены заместителя премьер-министра Узбекистана……. – Главой этой фирмы был кореец из Ташкента, который сразу после начала арестов чиновников Агентства сбежал из страны...»

Комментарий: единственная правда это то что я по национальности кореец. Я бы уточнил: узбекский кореец, чем очень горжусь, а все остальное чушь! Сестер у меня вообще нет, я не сбежал и нахожусь в Ташкенте.
 
Цитата
"Озодлик": «Есть фирма под названием «Бахор тест». Возле Южного вокзала в Ташкенте у них есть место, где проводится тестирование граждан, желающих уехать на заработки в Южную Корею. Эти граждане получали жетоны именно там. Там очень большие деньги крутились. Вне зависимости от того, пройдет человек тестирование или нет, он должен был заранее заплатить 84 тысячи сумов (10 долларов США). Учет этих денег не велся. Жетоны выдавались два раза в год, когда корейская сторона хотела провести тестирование……. Они превратили получение жетонов в специальную коррупционную схему. Стоимость одного жетона достигала до 1000 долларов США. Эти деньги человек должен был заплатить, чтобы встать в очередь для получения жетона. По всей республики 250 тысяч человек заплатили им деньги. Эти суммы не указывались ни в каких документах, все это осуществлялось неофициально. Все деньги оседали в фирме «Бахор тест». Пройти тестирование было трудно, поэтому они делали деньги на этих жетонах. Риск быть преданным огласке тоже минимальный».

Комментарий: единственное что хоть как-то похоже на правду это месторасположение - КТМ находится по адресу ул.Ш.Руставели, 138, возле Южного вокзала. А все остальное чушь!
 
Во-первых,
вся оплата в размере 87500 сум за тестирование согласно правилам инкассируется в банк, что подтверждено заключением Аудиторской проверки, а также бухгалтерской отчетностью.
 
Во-вторых, стоит упомянуть, что существует соглашение между КТМ и Агентством согласно которому КТМ по завершению каждого тестового дня ежедневно направляло в Агентство отчет о проведенных тестированиях, с указанием списка протестированных и результатов. Также, данное соглашение четко определяет, что КТМ осуществляет сугубо техническую роль по организации измерения уровня знания языка, а формирование окончательного рейтинга, т.е.  списка проходящих дальше на последующие этапы является прерогативой Агентства. Причем КТМ не участвует как в процессах формирования списков, так и в принятии решений о том, по какому принципу они формируются.
 
А вот теперь давайте предположим, что я такой, каким вы меня описали: коррумпированный и жадный…. Неужели я настолько глуп, чтобы «проносить мимо кассы» оплату за тестирование, если я каждый день подаю отчеты о количестве проведенных тестов в контролирующее меня Агентство и выдаю на руки тестируемому фискальный чек, договор и результат по тесту? К тому же меня очень легко проверить: умножьте количество тестов по отчету на сумму 87500 и вы получите ту сумму, которая должна оказаться на банковском счете КТМ. Далее, на каком основании я буду вымогать 1000 долл.США за «жетон» у Абдуллы, если я никак не участвую в процессе принятия решений о его прохождении дальше и даже нахожусь в «натянутых» отношениях с теми, кто «реально может помочь»? Если я собрал деньги у 250 000 человек, я думаю вам (или вашему достоверному источнику) не составит труда найти и предъявить мне (или прокуратуре) хотя бы одного человека который докажет, что он давал мне деньги за «жетон». А если нет, то я обвиняю Вас в явной клевете.
 
Цитата 
"Озодлик": «Источники «Озодлика» утверждают, что с 2017 года «Бахор тест» сменил свое юридическое название на Центр комплексного тестирования, который в настоящее время является монополистом в сфере тестирования граждан, желающих поехать на работу в Южную Корею».

Комментарий: Во-первых, проект по учреждению тестового центра рассматривался Агентством как пилотный и стопроцентной уверенности в успешности концепции у них не было.
Во- вторых, с даты открытия КТМ 13.11.2017 года до момента прихода «старого-нового» руководства прошло немногим больше одного месяца. Т.е. у «нового» руководства (того, кто создал КТМ) просто не было времени и возможности проанализировать результаты и соответственно принять решения. Так что, почему «новое-старое» руководство Агентства не стало открывать других подобий КТМ, я думаю вы и сами можете догадаться.
 
В-третьих, Постановление КМ РУз N 725 от 12.09.2018 г. и «ПОЛОЖЕНИЕ о порядке аккредитации юридических лиц, занимающихся деятельностью по подтверждению профессиональной компетенции граждан Республики Узбекистан, выезжающих за рубеж для осуществления трудовой деятельности» открыло дорогу всем желающим этим заниматься.
 
Важно отметить, что в настоящее время мощности КТМ в среднем загружены не более чем на 25%, что, кстати, держит нас в поле приближенной к точке безубыточности. Т.е., если говорить на «экономическом» языке, предложение на рынке в рамках даже одного КТМ многократно превышает спрос и не сулит хорошей доходности. Так что, я думаю, это и есть то, что останавливает других.
 
В-четвертых, принцип
 Государственно-частного партнерства во всем мире применяется именно в тех случаях, когда объективно необходим прямой контроль со стороны государства за деятельностью субъекта ГЧП. 
 
Аргументы следующие:
- при умножении количества субъектов контроля экспоненциально усложняется процесс контроля со стороны Агентства, и соответственно возрастают коррупционные риски;
- появление множества компаний осуществляющих тестирование на знание корейского языка с применением различных тестовых вопросов, методик и процедур неизбежно приводит к проблеме унификации и единообразия оценки.
 
Заключение: немного об этике журналистской деятельности
Я всегда считал, что ответственная и добросовестная работа журналистов, как представителей «четвертой власти» является  важой частью формирования и развития современного общества. Поэтому, серьезный журналист должен внимательно относится к той информации которую он получает и впоследствии публикует «из достоверных источников». Так что надеюсь, вы, как уважающее себя издание потрудитесь более тщательно и объективно разобраться в деталях ситуации, которую вы назвали «корейское дело», и найдете в себе силы и совесть дать опровержение всему, что вы написали обо мне и моей фирме. Ну, и принести извинения, наконец….
P.S.  я намеренно не публикую документы, которые упоминаю выше, т.к. у меня нет прав на их публикацию. Я думаю, что вы сможете (если захотите) найти их в открытом доступе или получить от ваших «источников».

Леонид Сон