Опубликованные ранее материалы «Записки врача. Часть первая...» и «Записки врача. Часть вторая...» вызвали интерес у читателей. Мы не расчитывали на резонанс со стороны Минздрава, но полны надежд, что руководители системы здравоохранения примут во внимание точку зрения рядовых врачей и, возможно, комментарии читателей Anhor.uz. Как и обещали публикуем третью часть. Автор и условия публикации те же. 


Наука в Узбекистане нередко становится формой бизнеса, одним из способов распила бюджетных денег. Увы. Диссертации теперь чаще всего компилируются с российских научных работ, поскольку другими иностранными языками выпускники наших медвузов, в большинстве своем не владеют. Реальные научные изыскания в республике практически не проводятся, за редким исключением. Наиболее солидные работы закончились лет 15 назад.
 
Все больше становится докторов наук, которые заняв должность начинают выстраивать свою «вертикаль власти» из числа тех, кто подчиняется беспрекословно. Мало-мальски мыслящие и имеющие свое мнение специалисты под разными предлогами вытесняются из коллектива, иногда со скандалом, иногда тихо и благопристойно.
 
В медицинских коллективах тесно переплетаются земляческие и родственных связи, и «чужаку» прижиться в таком коллективе практически невозможно.
 
Примерная иерархия в нынешнем медицинском коллективе выглядит следующим образом. Вначале идут ординаторы (они же – «ординарцы»), люди особо приближенные руководителю, строго следящие за каждым членом коллектива, его движениями, связями и высказываниями, точнее лояльностью. Ежедневно докладывающие руководителю не только состояние профессиональных дел, но и все, что говорит медперсонал.
 
Чуть ниже располагаются «гонцы» те люди которых можно послать с поручением, не обязательно по работе - куда угодно и они его исполнят за свой счет беспрекословно и бездумно.
 
Дальше располагаются «угодники» и «хвалебники», всегда источающие хвалу начальнику, ждущие, порой выпрашивающие от него поручения и мечтающие подняться хотя бы на уровень гонцов.
 
Каждая из этих групп имеет свою степень защиты от разных нападок. «Ординарцев» защищает ото всех и от всего его непосредственный руководитель, меньшая степень защиты у «гонцов». «Угодники» и «хвалебники» имеют защиту своего заведующего отделением только от руководителя больницы, клиники и то не всегда. Все эти группы тихо, но неустанно конфликтуют за место «ближе к телу» - тут и доносы и интриги - весь арсенал подковерной борьбы.
 
И, наконец, «людус» - чернорабочие, «рабочие лошадки», которые и делают основную работу по лечению больных. Они пишут диссертации и 10, и 20 лет, их год за годом кормят обещаниями о признании научных работ, повышении, о прибавке к зарплате, однако ничего так и не происходит. Именно им прикрепляют  неплатежеспособных больных, сложные случаи и поэтому все шишки тоже достаются им.
 
Нынешняя система здравоохранения рождает у меня много вопросов.
 
Почему врач каждые 5 лет должен подтверждать свою квалификацию, а многие доктора наук получив ученую степень, останавливаются в своем развитии и ничем, кроме администрирования не занимаются, теряя свои навыки, опыт и знания.
 
В передовых в медицинском отношении странах диссертации пишутся строго на доказательной основе, специальной математической базе, а по итогам защиты, т.е. исследований пишется протокол обследования и лечения, которым обязаны следовать все. 
 
Там больные и страховые компании подают иски в суд, если лечение нанесло вред или не принесло пользы. Клиника никогда не возьмет на работу врача, если она не уверена в его профессионализме, иначе она просто разорится.
 
Хамство это отдельная глава в моем повествовании. Падение квалификации врачей начинается с падения их общей культуры, с того, что многих из них стало невозможно называть интеллигентными людьми.
 
В медицине хамство со стороны руководства, начиная с самого высокого уровня, стало нормой. Руководитель может накричать, оскорбить, унизить сотрудника просто так. Без всякой причины, просто потому что у него плохое настроение или ему не нравится внешний вид подчиненного. Небрит или брит по особому, с бородой или без. Я был свидетелем когда директор одного Республиканского Центра публично при молодых врачах, медсестрах оскорблял и унижал профессора. Самое страшное, что никто его не одернул. Может он и не прав был профессор, но нормы приличия никто не отменял. Этические нормы предполагают, что руководитель Центра пригласит профессора в кабинет, выскажет свои претензии, объявит выговор, уволит…
 
Увы, хамство и неэтичное поведение руководителей в системе здравоохранения, не редкость - в лексиконе руководителей больниц и поликлиник ненормативная лексика заняла прочное место.
 
Еще один вопрос не дает мне покоя. Почему для получения зарплаты я должен предъявлять квитанции о коммунальных платежах, предъявить паспорт нового образца. Почему?
 
Меня мучает вопрос - как самая интеллигентная, самая благородная, самая культурная и интеллектуальная  профессия превратилась в кладезь и оплот хамства? Возможно ли это искоренить?
 
Гражданская позиция медиков – это из области фантастики. Большинство врачей придерживаются принципов «Все молчат и я молчу».
 
Те, кто не может работать уезжают из страны и это тоже проблема. Отток кадров еще даст о себе знать.
 
Но и это еще не все. Только у нас руководить онкологической клиникой могут поставить проктолога, хирургией - терапевта, пульмонологией – хирурга. Это тенденция приводит к тому, что уничтожается уважение к «корифеям» этого учреждения, которые зная специфику требований своей клиники могут спорить с начальством, требовать необходимое. А руководитель-неспециалст заводит новые, только ему нужные, порядки, формирует контингент лояльных сотрудников, увольняет или вынуждает увольняться нелояльных к нему людей и набирает «своих», не имеющих никакого отношения к спецификации учреждения врачей. Далее подминается под себя все, от профсоюза, который по факту обязан защищать интересы медработников до отдела кадров. Неугодные быстро ликвидируются благодаря триумвирату – завотделом, отдел кадров и профсоюзный лидер.
 
В заключении хочу сказать, что тот, кто хочет взять на себя миссию Спартака в медицине, легко и просто заканчивает, так как закончил Спартак. Распятым на кресте медицины. Причем мгновенно забываемый всеми.
  
Что нужно сделать, чтобы не звания и регалии, а знания, опыт и профессионализм определяли судьбу врача, его место в иерархии медицинских кадров не знаю - я  врач-практик. Одно сегодня очевидно - для решения всех проблем необходимо менять систему управления здравоохранением и для этого у нас есть кадровый потенциал. Пока есть.
 
Дай Бог, чтобы появились условия и люди, которые смогут вернуть былую славу медицины моего родного Узбекистана.
 
Врач высшей категории,
Алишер А.