Самым заметным событием минувшей недели стали, на мой взгляд, баталии вокруг намеченной на 5-6 февраля Московской встречи по Афганистану и места Узбекистана на ней. Сегодня ситуация в соседней стране осложняется с каждым днем: российский МИД недавно  подтвердил слова anhor.uz  на этот счет.
 
В свете  успеха на переговорах в Дохе американцев и талибов предстоящие дискуссии в Москве каждый рассматривает по-своему, и поэтому, еще до начала саммита уже поломано немало копий.  И летят очень острые щепки: Кабул, вроде бы, сильно  рассорился с Москвой (но я думаю,  это просто  очередная попытка продать свой полтинник за рубль). В связи с чем, по мнению афганских аналитиков (например, кандидат в президенты на будущих выборах Шейда Абдали), возросла вероятность использовать Ташкент как «площадку» для будущих консультаций: мы не за Кабул, и мы не за Москву. Мы – за мир…


 
Тут мне задали на днях вопрос: а чего  узбекистанцы  так  остро реагируют на события в Афганистане?   Всего  то удельный вес в нашей внешней торговле 3%. А мы им и «зону свободной торговли», и сборочный автозавод в Балхе, и наращивание товарооборота  до $1,5 млрд., и участие в газопроводе ТАПИ (нам самим совершенно не нужном) обещаем, и дорогу до Герата уже строим, и цену за электричество на треть снизили…  Вот сейчас выяснилось, что  пропиаренная  на весь мир международная ЛЭП CASA-1000 (из Таджикистана до Пакистана)  здорово буксует. Когда кончились аплодисменты, выяснилось, что платить никто не хочет: на трассе ЛЭП – война.  Проект пока отложили на год. Ищут инвесторов. Так к кому пришли в первую очередь? – К нашим банкам!  Хотя таджикская  пока еще «виртуальная» ЛЭП – прямой конкурент нашему проекту, который уже реализуется:  Сурхан – Пули-Хумри (очень перспективный бизнес-проект: увеличивает на 70% возможности поставок энергии в Афганистан). И под который мы взяли, вообще-то, кредит в $150 млн. Нас убеждают, что ЛЭП Сурхан – Пули-Хумри может стать частью CASA-1000.  Ну так постройте сначала свою ЛЭП…
 
Но есть и другие соображения по поводу нашей заинтересованности в Афганистане. Главное – вот это: «Кушнинг тинч – сен тинч» (простите за отсутствие нужных букв у меня на планшете). Узбеков в Афганистане – 4 миллиона, и это четвертая по численности этническая группа.  Дальше можно бы и не продолжать, человеческое измерение – самое важное.
 
Но для тех, кто мыслит  «через  калькулятор», отметим, что развивающаяся  экономика нашей страны уже сейчас нуждается в рынках.   Если с текстилем, с фруктами-овощами проблем не предвидится, то сбыт промышленной продукции – это стратегическое направление, которое только «нащупывается». Один пример, который показателен – Каракалпакский металлургический комбинат. Пока запуск намечен на 2024 год, и предприятие  будет выпускать ежегодно  1-1,5 млн. тонн стали.  Её надо продать. Качество на первых  порах – неизвестно какое.  Бренд Каракалпакского комбината – это явно не Крупповская  сталь.  Потому мы смотрим на Афганистан как на будущего потребителя. Хотели бы смотреть  как на мирное государство, которое будет отстраивать себя после полувековой войны. Так понятно, что нам мир и покой у соседей нужен?
 
И узбекские дипломаты, конечно, поедут 5 февраля на встречу в Москву. А вот представители Кабульского правительства не поедут.  Так получилось, что, пытаясь представить себя как главную силу в стране, президент  А. Гани  не  рассчитал своих возможностей.  У него не получился  диалог не только с вооруженной оппозицией, но даже с собственным правительством и парламентом.  Он все время  опаздывает. Его заявление на встрече на этой неделе в Лондоне Международной контактной группы по Афганистану о том, что он готов компенсировать расходы США на содержание их солдат на $ 2 млрд.  интересно было бы до американо-талибских контактов  в Дохе.   А сейчас уже поздно: во вторник Афганистан покидает первое «уходящее домой» подразделение – 700  солдат 101-й дивизии ВДВ (на счету 1700 «миссий безопасности» и 256 воздушных атак)…
 
Известный афганский политолог С. Регистани  в эфире телеканала «Толо» на минувшей неделе назвал  А. Гани  «главным неудачником», который «борется за выживание».  И это уже не только его мнение. Потому, когда американцы решили  говорить с талибами, они взялись за дело сами, без  посредничества  А.Гани.  Оказалось, что, когда рядом не надувает от важности щеки афганский президент, переговоры идут быстрее.  Чем А. Гани  оказался недоволен. Не получилось сказать миру: «И мы пахали…»
 
А уж когда через неделю в Москве решили продолжить межафганские консультации,  А. Гани и вовсе возмутился. Пресс-секретарь его МИД С. Ахмади заявил: «Мы надеемся все же, что Россия признает роль Афганистана как владельца мирного процесса. Потому не видим необходимости в таких встречах. Такие встречи не помогут в достижении мира» (перевод корявый, простите). Сам А. Гани высказывается  намного резче. Так, в интервью Reuters: «Москва оскорбила афганское правительство!» А в понедельник американское АР, сославшись на «офис А.Гани», сказало, что президент рассматривает московскую встречу как «собрание жаждущих власти»…
 
Самая тут «фишка» в том, что А. Гани возмущается «не по адресу».  Директор Второго Департамента Азии МИД РФ З. Кабулов (наш земляк)  так ответил на вопрос нашего коллеги в Москве: «Россия не имеет отношения к  организации этой встречи!». Встреча в Москве 5-6 февраля – это инициатива Афганской диаспоры в России (это около семи организаций разного религиозного   и  общественного направления). Главный  там – преуспевающий бизнесмен  Н. Шах. Он говорит: «Наступил момент для широкого афганского диалога.  Мы пригласили  влиятельных представителей  нашего общества, которым не все равно, как  живет родина…»  Н. Шах имеет  в виду, что, кроме  дипломатов из  десятка стран, он пригласил и представителей афганской диаспоры из Ирана, Пакистана  и стран СНГ (к сожалению, не удалось выяснить, кто поехал из афганской диаспоры  в Узбекистане. Как всегда, нужен «официальный запрос, который мы рассмотрим». Ну и не  надо, узнаем в Москве через день). 
 
Было очень интересно, кто же в Кабуле откликнется на предложение Н. Шаха. Выяснить это в тамошнем  МИД оказалось делом 10 минут.  Едет, конечно, экс-президент  и нынешний кандидат Х. Карзай.  Коллеги в Кабуле говорят, что он ездит везде, куда пригласят: «скучно старику». У него хороший вместе с  братом ресторанный бизнес в Америке, доля в крупнейшем афганском банке – забот нет. Но если серьезно: авторитет его в Афганистане в последний год многократно вырос: его негативные предсказания по поводу А. Гани катастрофически сбываются.  Едут  также известные  политики М. Мохакик, А.М.Нур, И. Хан.  Аnhor.uz  уже представлял  их своим читателям:  они влиятельные члены двух самых представительных партий и, что тоже  мне кажется важным, - члены предвыборной команды  Х. Атмара, который стремительно набирает очки в президентской гонке. В воскресенье вечером Х. Атмар заявил, что лично возглавит свою команду.
 
Талибскую делегацию возглавит  А. Станикзай, ныне второе лицо в офисе талибов в Дохе. Теперь, когда офис возглавил несомненный лидер движения мулла Барадар, к  этому  офису  относятся как к реальному посольству всего Талибан. Но почему в Москву едет  не мулла Барадар? Это самый деликатный вопрос – ответ чуть позже…
 
Теперь насчет американцев. Они тоже получили приглашение Н. Шаха. Но не поедут. У них – своя программа:  в феврале предстоят новые контакты в Дохе.   А. Гани весьма доволен их отказом, в уже упоминавшемся интервью Reuters  он говорит: «Цель московской встречи – сбить с толку мирный процесс». Имеется в виду – процесс американо-талибских переговоров, и это первые добрые слова, сказанные афганским президентом по этому поводу.
 
Снова слова Reuters по поводу ситуации в Афганистане, которыми можно закончить тему: «В этой стране сейчас – сочетание надежды и страха…»
 
Снова не осталось места для рассказа о неких «российских наемниках для Мадуро», и почему их «альма матер» ЧВК Вагнера интересна узбекистанцам.  Да и ситуация в той стране, вроде бы, уже не так горяча, Мадуро согласился на выборы.  Но, поскольку обещали, очень кратко. New York Times  и многие другие издания посвятили несколько статей  этой «горячей теме». Я напомню: не  так давно наши СМИ писали о возможном уголовном преследовании  Р.Бабаджанова  и  Д. Мамаджанова, которых обвиняют по статьям о «наемничестве». Хотя это было бы очевидной глупостью. Такие мужчины, по моему убеждению, представляют элиту нации. Потому что ставят свою жизнь «на кон» в той суровой игре, где выигрыш – свобода и независимость. И не надо тут говорить про зарплату в 240 тыс. рублей в месяц, эти люди меряют жизнь не деньгами.
 
Так вот, у Группы Вагнера есть старая база на хуторе  Молькино, это два ангара и тренировочное поле  в 30 км. от Краснодара, там рядом –  база 10-й бригады ГРУ. Отбор – строжайший, я знаю «стоящих» мужиков, которых не взяли (ну, не смог 3 км.  пробежать с полной выкладкой за 12 минут).  На «работу»  Вагнера сейчас спрос: жизнь такая пошла, что  усилия дипломатов  не всегда  дают результат. А, как известно, «Кольт и доброе слово быстрее решают задачу, чем просто доброе слово».  География «работы» расширяется. Но «конфиденциальность  работы» усугубляется. И возникла проблема: если в Донбассе парень из Рязани  сойдет за  своего, то в Судане он будет  «белой вороной» в полном смысле. Какая уж тут «конфиденциальность»… 
 
Потому  то уже три года (могу ошибаться) в Группе Вагнера появились   загорелые  ребята «с юга», возможно – ваш сосед, с которым вы в футбол играли. Только вот вы  тихо-спокойно  ходите в свой офис протирать штаны, а он международную обстановку регулирует.  Более того, на территории  «некоей страны нашего региона» (соблюдем конфиденциальность) есть теперь «некая база».  Для тех, кто там через дорогу живет  – обычная военная часть. Ребята с этой «части» уже «обеспечивали встречу на Сейшельских островах», о чем anhor.uz  писал когда-то. И вполне сошли за местных. А сегодня они там, за океаном. И давайте пожелаем им успеха…

До встречи здесь же,
Юрий Черногаев