«3 августа 2019 года Министр иностранных дел Республики Узбекистан Абдулазиз Камилов встретился со Специальным представителем Правительства Федеративной Республики Германия по Афганистану и Пакистану Маркусом Потцелем».  Это цитата из информации Пресс-службы нашего  МИД.  Далее идет краткое изложение затронутых в беседе тем. Anhor.uz  решил дополнить эту протокольную запись. Сейчас расскажем, что «осталось за кадром»…
 
Погодите радоваться…
 
Поговорить двум высокопоставленным дипломатам было  о чем. В Афганистане сейчас, летом 2019 года -  некая «новая реальность». Президент Трамп решил вывести часть войск. То есть, устранено главное, по мысли «Талибан», препятствие для мирного договора. И вчера, в субботу утром , в Дохе (Катар) начался очередной раунд переговоров американцев и талибов. Спецпредставитель США  по Афганистану Залмай Халилзад накануне в «Твиттер» написал, что «талибы сигнализируют, что хотят мирного соглашения». А мулла Абдул Гани Барадар, будучи на неделе в Индонезии во главе делегации из восьми «главных» талибов, заявил прессе: «Осталось согласовать два небольших пункта, и, возможно, весь процесс займет от силы два дня». Так что, пока я тут пишу эти строки, в Дохе вероятно уже готовятся «объявить мир»… 
 
Так надо радоваться? Вопрос…  Вспомним, кто такой «пессимист»? Это «хорошо информированный оптимист», или, в нашем случае – человек с хорошей памятью. Так вот я отлично помню общий восторг, когда в 1999 году  по итогам Ташкентской встречи «6+2» была подписана с талибами Ташкентская  Декларация по мирному урегулированию конфликта в Афганистане. (Ташкентская декларация до сих пор остается единственным документом по урегулированию конфликта в Афганистане, подписанным всеми сторонами). А знаете, почему мы радостно не отмечаем годовщину этого замечательного документа? Да потому, что, пока мы в Ташкенте на себя вешали лавровые венки миротворцев, талибы  через неделю вновь пошли в наступление и вышли к Амударье. Через бинокли уже изучали Термез. Автор этих строк (тогда корреспондент  Deutsche  Welle) с нехорошим чувством вспоминает, как тогда в  Мазари-Шарифе  чудом не попал в плен. Выбегаю из дома, а по  улице  мчится талибский танк, обвешанный обкуренными, орущими бандитами… 
 
И талибы вовсе не клятвопреступники. Они просто другие. Дипломаты Узбекистана, Америки и т.д. в своих действиях руководствуются римским правом, где четко прописаны понятия «добра и зла». А пуштуны действуют по  собственному кодексу, освященному столетиями – «Пуштунвали». А там совершенно другие «ценности», и требование следовать соглашениям в этот кодекс не входит: «То, что было вчера, было вчера…» А если им начинаешь говорить, что в 21-м веке надо бы уже  признать  общемировые стандарты, они сразу говорят: «Зато Афганистан никогда не был не только чьей-то колонией, но даже не был чьей-то зоной влияния».  И ведь правы?
 
Уйти с улыбкой…
 
Если американцы уходят, то они оставляют Узбекистану и другим странам-соседям серьезную головную боль. Правительство в Кабуле не в состоянии контролировать собственную столицу. Доклад главы SIGAR (Спецуправление по восстановлению Афганистана) Джона Сопко  на прошлой неделе не только удручает, он пугает. Но ему надо верить: это, на мой взгляд, единственная американская организация, которая в Афганистане говорит то, что есть. Без оглядки на дипломатию.( Anhor.uz писал как-то  о  её расследованиях  поставок для афганской армии: афганцы получили 40 тыс. армейских ботинок 44-45 размеров…)
 
Так вот SIGAR  с цифрами в руках говорит о небоеспособности  Афганской национальной армии, и о возросших возможностях талибов и особенно ИГИЛ.
 
Значит, американцы бросили Афганистан на съедение волкам? Такого впечатления о себе великая нация позволить не может, и вот началась та самая «новая реальность». Оказывается, не только талибы вовсе не бандиты, но и ИГИЛ «не так страшен, как его  малюют».
 
Новый портрет  ИГИЛ?
 
«Новая реальность» просвечивает в статье New York Times от 2 августа (в интернет-издании, бумажная версия – 3 августа), где журналисты дают подробнейший расклад мнений по Афганистану в Белом Доме и в Пентагоне. Мы, граждане соседней с Афганистаном страны, должны знать это.
 
Итак, цитата: « Высокопоставленные военные и разведывательные чиновники Соединенных Штатов резко расходятся во мнениях относительно того, насколько большую угрозу представляет «Исламское государство» в Афганистане для Запада, что является критическим моментом в дискуссии администрации Трампа о том, уйдут ли американские войска  после  18-летней войны». Обратите внимание: речь о том, насколько ИГИЛ опасен «для Запада», опасения стран-соседей  как бы не при чем?
 
Сразу еще одна цитата: «Представители разведки в Вашингтоне не согласны с этим, утверждая, что ИГИЛ в основном не способно экспортировать терроризм по  миру. Чиновники в правительстве считают, что «Исламское государство» в Афганистане  остается региональной проблемой и представляет собой большую угрозу для талибов, чем для Запада».
 
Как мы помним, различия между американскими военными в Кабуле и разведывательным сообществом Вашингтона  почти столь же устойчивы, как и сама афганская война. Пентагон и шпионские агентства постоянно по-разному оценивали и силу талибов, и эффективностью тех или иных методов военной военной кампании. Так что в «новой реальности» можно набрать достаточное количество мнений «за и против» самых высокопоставленных чиновников.
 
Говорят, что  отставные генералы  Джек Кин и Дэвид Х. Петреус (в свое время частый гость в Ташкенте) убеждают администрацию Трампа оставить нескольких тысяч солдат «сил специальных операциий» в Афганистане.  Генерал Кин в интервью New York Times считает:  «Ожидать, что талибы предоставят  гарантию ненападения в будущем, после  вывода всех американских войск, нет смысла». Так дело в том, что этот генерал там воевал, а те, кто рисует «новую реальность» - крепко сидят в Вашингтоне.
 
Газета дает слово и самим афганцам. У них мнение по поводу ИГИЛ сложилось давно.  Командующий  Специальными силами афганской полиции бригадный генерал Ахмад Азиз: «Атаки «Исламского государства»  становятся все более серьезными,  эта группа растет. Они выбирают цели,  которые нам трудно защитить».
 
ИГИЛ смотрит на Север
 
Но нас, конечно, интересует  ключевой вопрос - может ли ИГИЛ выйти за пределы Афганистана и нанести удар по соседям? Как я сказал,  американские военные в Афганистане и спецслужбы в Вашингтоне (а решения принимаются в Вашингтоне)  в оценках расходятся, - такой вывод  делает и газета. Цитата: « Чиновники в столице считают, что « афганскому «отделению» Исламского государства не хватает организационной изощренности основной группы в Сирии и Ираке, которая имела бюрократию, предназначенную для планирования нападений, и выращивания боевиков за рубежом». «Что нам нужно сделать, так это убедиться, что «ИГИЛ-Хорасан», которое совершило ряд нападений в регионе, не может участвовать во внешних операциях», - сказал координатор Госдепа по борьбе с терроризмом Натан  Сэйлс журналистам в своем офисе  в четверг.
 
Г-н  Сэйлс и сотрудники разведки в Вашингтоне считают, что территория, контролируемая «Исламским государством» в Афганистане, не имеет стратегического значения: «Ни правительство в Кабуле, ни иностранные силы никогда по-настоящему не контролировали  горные цепи, которые проходят вдоль восточной границы Афганистана с Пакистаном». Это пишет 2 августа New York Times. А вот Washington Post  в прошлом месяце заявила, что формирования ИГИЛ численностью ок. 1000 человек ведут бои с талибами в Бадахшане (граница с Таджикистаном).
 
Американцы  в Кабуле постоянно говорят, что оценки из Вашингтона часто опровергаются  доказательствами, которые американские войска находят на поле боя: например, информация, полученная  из  мобильников талибских командиров.  АНБ (Агентство национальной безопасности) США может  «читать» сигналы мобильных телефонов  известных  террористов. Но сегодня те, кто это делают, все чаще шифруют свои сообщения, и они доступны только АНБ в Вашингтоне, а не военным в Кабуле…
 
Но и АНБ не отрицает широкую  сеть  рекрутинга «Исламского государства»,   его планы,  и «экстремистское влияние, которое распространяется далеко за пределы Афганистана» (слова New York Times). Соблюдая беспристрастность, газета говорит: «ИГИЛ как на Ближнем Востоке, так и в Афганистане доказало свою способность быстро увеличивать свою численность. Оно вооружило гражданских лиц  и превратило их в бойцов. Были случаи, когда  недооценка боевиков оказалась  опасной».
 
Тут я бы вспомнил провал американской разведки год назад, когда, тщательно спланировав операцию и пригласив журналистов участвовать в грядущей победе,  американцы были поражены, обнаружив  громадный лагерь Аль-Каиды в  провинции Кандагар . Такой вот оказался побочный продукт «пересмотра» угрозы и расширения ИГИЛ.  2 августа New York Times признала, что « это открытие встревожило  чиновников в Вашингтоне, которые  считали, что террористическая группировка сократилась до нескольких десятков бойцов по всей стране».
 
Резюме: создать  впечатление, что американцы уходят, оставив «замиренную» страну, не удалось.
 
 
Кто с кем воюет?
 
Насчет «замиренной» страны хорошо отыгралась Миссия ООН в Афганистане (United Nations Assistance  Mission in Afganistan - UNAMA), которая в четверг представила разгромный доклад по действиям иностранных сил и афганской армии в боях с моджахедами. Вот главный вывод:  гибель гражданского населения катастрофически растет.
 
 
Схема 1.
 
На схеме 1. UNAMA коричневым цветом обозначены убитые, серым – раненые. Видно, что за полгода  2019-го количество жертв  среди мирного населения почти сравнялось с их количеством за весь 2018 год. 
 
А вот еще одна статистика, которая  наглядно показывает ужас, глупость, маразм ( что хотите…) этой войны  - кто и кого больше убил: 
Схема 2.
 
 И, оказывается, вовсе не талибы – главные убийцы?  «Интернациональные силы» убили больше гражданских, чем ИГИЛ? «Гражданские» смерти (не общие потери), связанные с огнем проправительственных сил, в процентах  превышают потери, вызванные антиправительственными элементами.  За первые шесть месяцев 2019 года UNAMA  приписала проправительственным силам 1 397 жертв  среди гражданского населения, что на 31% больше, чем за соответствующий период 2018 года. Что касается моджахедов всех мастей, то с 1 января по 30 июня 2019 года их действия  привели к 1 968 жертвам среди гражданского населения , что на 43 процента меньше, чем за тот же период в 2018 году.
 
Еще я бы посоветовал обратить внимание на совершенно  кошмарные цифры «crossfire» вверху схемы – это сколько мирных афганцев погибло в результате перекрестного огня  армии и моджахедов. Они  выясняют отношения, а гибнут мирные люди.
 
Так что, может быть, надо сказать политикам в Вашингтоне, в Кабуле и в Дохе: кончайте эту войну! Да на любых условиях!
 
До встречи здесь же,
Юрий Черногаев.
 
Смотрите по теме: